December 12th, 2012

huma, huma...

Re: В богатых странах уже коммунизм.

Эта информация, кажется, уже проскакивала годик назад. Но все равно - интересно.
В Испании такого не видел. Пару раз в очень маленьких поселках заходишь в магазинчик, в нем никого, и надо искать хозяина.
Это возможно только, когда почти нет незнакомых людей. А для знакомых - 10, 30, 50 евро - это не деньги.
В Барселоне маленькие лавочки грабят почти регулярно.


Originally posted by nikadubrovsky at В богатых странах уже коммунизм.


Необычный магазин в Норвегии

На юге Норвегии очень много небольших ферм, и при этих фермах есть магазинчики, где продаётся то, что выращено и произведено на этой самой ферме. Там продаются свежие яйца, варенье и джемы, овощи, картошка и всякие вязаные вещи для детей. Заходишь в него, прилавочки по всем четырём стенам. В общем-то ничего необычного, за исключением того, что в магазине напрочь отсутствует продавец… Но в одном углу лежит калькулятор, на котором ты считаешь сколько должен заплатить и такая коробочка с деньгами куда ты должен положить деньги за приобретённые товары и взять себе сдачу!

Всё именно так и есть, всё на полнейшем доверии и честности. Ничто не мешает взять просто так и уйти, но этого никто не делает. Взял овощей, взвесил, посчитал сколько должен, положил деньги и забрал сдачу. Владельцы фермы работают и у них нет времени находиться в этом магазине. Говорят, что нечто подобное есть также в некоторых кантонах Швейцарии. Возникает вопрос, а возможно ли такое у нас?

У "нас" это будет возможно, когда доля расходов на еду в семейном бюджете не будет превышать 20 процентов.

Потому что коммунизм - это когда, усилия не очень велики, а ситуации значительна. 

Например, когда стоимость еды не является критичной для бюджета, а воровство у конкретных людей нарушает базовые представления о справедливости.

huma, huma...

Испанский «рабочий класс».

Испанский «рабочий класс».

Иногда встречаются в ленте ЖЖ призывы к международной солидарности, подразумевающие, что где-то существуют миллионы объединенных трудящихся.

Загвоздка в том, что трудящиеся в реале имеются, только являются они не рабочими, а служащими.

Физический труд, тяжелая многочасовая мышечная деятельность, уже давно вытеснена (и продолжает вытесняться) инструментами и техникой. Существуют до сих пор очень тяжелые физически специальности, но число их продолжает быстро сокращаться.

Труд на конвеере не тяжелый, он монотонный. Те, кто работает на пока не закрытых фабриках, очень разобщены. Конкуренция одинакова, что в офисе, что на заводе.

Другая история, что общество отреагировало на кризис и бездействие правительства «уходом в тень.» Работников официально нет, а работа кем-то и почему-то делается. Герои этого производства очень редко засвечиваются в прессе.