September 21st, 2013

huma, huma...

Re: 37 комментов

37 комментов

По Хиршу или кто кому должен

Когда вежливо светит солнце, и все вокруг здоровы, пчелки радостно и совместно собирают богатый урожай. И сносят в совместную кучу, не считаясь, кто пашет более и успешнее.

Совсем не так, ежели на дворе (и на носу) конкретная осень. Контроль и учет прокрадывается в потемневшие души.

Об этом (y mucho más) проговаривается в комментах к (http://ivanov-petrov.livejournal.com/1845275.html?style=mine#comments ), смущая и в задумчивость приводя.

Грустно это так, что и писать не хочу. Тогда можно ли еще назвать эту массовую профессию творческой? Художники и музыканты тоже массовая профессия, их тоже не меньше 6 миллионов, у них тоже жизнь непростая - но вот создали что-то новое и пожалуйста - произведение искусства, и никакой Хирш им не указ.

Есть другая сторона. Ученый удовлетворяет свой познавательный интерес за счет общества; путешествует за счет его же,
закупает себе дорогущие реактивы тоже за счет налогоплательщика (меня, скажем). Может ли он, хотя бы из вежливости, обьяснить мне,
почему я должна его содержать?

думаю, это выдумка. Все в обществе зависят друг от друга. Ученый вам должен ни на крошку больше, чем вы ему. Если думаете, что жизнь ученых легкая и он с радостью закупает свои реактивы за ваш счет - нет проблем, идите в ученые. Вас давно ждут.
huma, huma...

Взросление

Взросление

(Выбранные места из переписки с самой собой)

http://gendirector1.blogspot.ru/p/blog-page_4833.html

«Я волновалась перед вечером и боялась, что будет скучно. Однако вечер прошел хорошо – ни один день моего рожде­ния не проходил так весело. И в этот вечер я первый раз «рискнула» танцевать с мальчиками – с Аликом и Витей. Когда Алик обнял меня за талию, а я положила руку ему на плечо, то невольно вздрогнула – такое было волнующее и радостное чувство. Танцую я давно и люблю танцевать, но с таким удовольствием еще никогда. Шутя, Алик поднял меня на воздух: сердце замерло, дыханье перехватило, и жаром запы­лали щеки...»

[Spoiler (click to open)]


«Да, чуть было не забыла о наших женских делах: издан проект зако­на о запрещении абортов. Читала вечером заметки трех полек о жизни женщин в Польше, где женщины рожают прямо у станка, на рынке, в канавах... Меня это так взволновало, что когда легла спать, то ткнулась носом в подушку и давай реветь.»

«Днем подошли к Воскресенску. Здесь опять приключение: проходя­щие пароходы накатили на берег такие волны, что нашу лодку захлестну­ло и перемочило все вещи. Пришлось опять сушиться, а папе еще до­бавлять пива.

В этот день мы подъехали к Марксштадту, немецкому городу.»

«31 августа.
На днях зашел ко мне Володька. Эх, и не люблю, когда ко мне при­ходят мальчики. В квартире потом все на меня так глядят, что... Да ну их!»

«На вечере выступал наркомюст. Был концерт, потом танцы. Нас было пять человек, поэтому один из нас оставался без партнера. Но я танцевала все время. Под конец так устала, что чуть не упала среди зала.

Домой пошли в два часа. Я была в таком восторге от вечера, что один милиционер спросил: «Что ты так смеешься?» Я ответила со сме­хом: «Весело – вот и смеюсь!» А на Никитской встретила группу сту­дентов. Один из них заглянул мне в лицо и воскликнул: «Вот с этой девочкой я пойду домой!» Я смеюсь, студенты кричат: «Возьми, возьми с собой!»

Поздно пришла. Хорошо, что папы не было, а то мне бы крепко по­пало. Дома заглянула в зеркало и сама себе понравилась (что редко бывает) – румяная, глаза горят, веселая…»

«30 сентября.

В нашей семье прибавился еще один человек – появилась вторая сестренка. Мама родила ночью в больнице. Все ждали мальчика. Ба­бушка разочарована.

Появился у нас и котенок. Все очень любят его.»

«7 ноября.

Вот наконец и долгожданный праздник. Будем веселиться вовсю!

Вчера вечером у меня было сквернейшее настроение. Даже не знаю почему. Весь вечер плакала, хотелось умереть, и заснула вся в слезах. А сегодня в груди что-то звенит и поет. Вскочила рано в прекраснейшем настроении. Чай пили с бабушкиными пирогами. Потом – в школу.»

«31 января.

Умерла наша бедная кошечка. Не дали ей пожить: отравили. И не знаем, кто сделал такую гадость. Всегда была такая веселая, игрунья, а последние дни ее рвало, ничего не ела. Вчера Леля и Маргарита ходили к доктору. Он дал лекарство, но «котя» не дождалась лечения и умерла.»

«В школе стало веселее. Играем в волейбол, ходим на лыжах. Недавно произошел такой случай. Я влезла на окно и закрывала форточку. Вдруг Светлов подбегает ко мне, хватает за талию и снимает с окна. Все так и ахнули, а я смутилась и убежала. Все потом смеялись надо мной и Светловым. Но вообще Светлов противный, всегда старается обнять или еще что-нибудь.»

«18 ноября.(1940)

Вчера был долгий разговор с Ниной Андреевной, и она раскрыла мне весьма распространенную разновидность таких подлецов, которые только и стремятся к тому, чтобы «рвать цветы невинности». Жорка – один из таких подлецов. На мне сорвалось, так теперь он ищет утешения у других...»

(20 июня 1941)

« Досадно, что он не пошел. Ах, Серега, как ты крепко меня привязал к себе! Я уже не чувствую себя «самой по себе»...

У меня еще не было повода думать о нем плохо. Он поражает не только меня, но и других исключительной порядочностью, чуткостью, вниманием. Мой милый! Мне хочется звать его всеми ласковыми словами, говорить и говорить ему: «Мой любимый, мой дорогой! Крепче прижми меня к сердцу, дай уснуть, радость моя, на груди твоей. Я люблю тебя, мой большой и ласковый человек...» И сотни других ласковых, нежных слов вот этому человеку, который сейчас так крепко спит...

А ветер шумит. Где-то далеко-далеко, точно испуганный крик паровоза...

Я ему правду говорю: «Хочу ребенка». Меня не пугает, что я молода, что ребенок помешает учебе. Я хочу оставить след нашей любви...»

-----------------------------------------------------------------------------------

Свой дневник Нина Костерина начала пятнадцатилетней школьницей в июне 1936 года. Последнюю запись она сделала 14 ноября 1941 года, накануне ухода из Москвы в партизанский отряд.

huma, huma...

Re: «Гусар, а деньги?»

«Гусар, а деньги?»

«Гусары денег не берут!»

Время от времени, вновь всплывает вопрос о том, кто кому должен. Наверное, дело не только в том, что можно оказаться по обе стороны баррикад. И не в конкретных сравнениях: водитель может подвести бесплатно, но есть те, кто делает это за деньги.

Я не знаю, насколько "закон об авторском праве" справедлив, а насколько нет. Наверно, это не честно лишать людей своего законно заработанного дохода. Только вот в чем загвоздка. Когда речь идет о творчестве, слово "доход", как мне кажется, не играет наиглавнейшей роли. Цель любого творческого продукта - найти свою аудиторию, своих поклонников, а не вытрясти из всех подряд как можно больше денег. Собственно, из всех и не получится. Есть вещи первой необходимости, за которые ты, хочешь-не хочешь, а выложишь деньги, потому что без этих вещей первой необходимости ты не сможешь прожить. А без чьего-либо творчества очень даже сможешь

Взято из:

(http://tegusigalpa-81.livejournal.com/23160.html )

huma, huma...

Чо сказать-то хотел?

В последнее время "толстячки" радуют все реже и реже.
Почему?
Мне одному кажется, что "роман не для всех" предназначен для публикации в сети - она все стерпит - а не на бумаге (зачем ее переводить?)?

"После сложно-исторических «Сердца Пармы» и «Золота бунта», а также экзистенциально-горьких, хотя и хулиганских романов «Географ глобус пропил» и «Блуда и МУДО», Иванов выступил с романом «Комьюнити» (вторым после «Псоглавцев» в дилогии о дэнжерологах - собирателях опасных артефактов, объектов культуры), главное свойство которого очевидно: это роман не для всех,
"


http://magazines.russ.ru/voplit/2013/4/6a.html