January 6th, 2014

huma, huma...

Живая память

Живая память

В задумчивой рефлексии http://k-medvezhonkina.livejournal.com/35628.html
наша френдесса без смущения потрогала вечнозеленый топик «что я (мы) здесь делаем». Чуть позже увидел несколько постов, близких к теме.
И припомнил свою прошлогоднюю ЖЖ-ю историю.

Всуе, сделал ссылку на очень многомудрого автора. В ответ получил тихий упрек прекрасного юноши.
И мысль была мною перепутана, и смотреть надо этого автора за 2009 год.
Долго и печально смотрел я на нарисованную твердой рукой дату.
huma, huma...

Кух..

Кух...ням ням нам ням

В былые годы, когда доводилось оказываться в испанской компании, меня удивляла готовность обсуждать блюда, приготовленные и съеденные, буквально часами. Понимаю, что даже суровые сибирские мужики любят потешить животик, но ведь есть же мера. Нет?

Как же выживают те, кто своей нац кухни лишен, живущие за бугром? В маленьком немецком городке удивит количество ресторанчиков «понаехавших».  Об этом прекрасно знает http://svmt.livejournal.com/profile

Мне показали только что возникшее заведение на колесах.
 Моха из Сирии (не пьет, не курит, пятеро детей) несколько лет торговал подержанными машинками. А пару месяцев назад открыл кухню/столовую в бывшем  аэродромном автобусе. Незатейливая пища готовится в присутствии клиента. Который терпеливо ждет.

«Почему, - думал я, - ждет, если питательных точек – как нерезанных собак? В чем сирийское “know-how”?
Бьет ценой, внешним видом (симпатичный, между прочим молодец), экзотикой, свежими продуктами, удачно выбранным местом?»

Ах, как хорошо думается об этом после сытного обеда, но – вернемся к духовному.
..
Перед нами была только одна парочка. Услышав не немецкую речь, веселая немка лет 50 выудила из памяти пару испанских слов. «Он – (тоже) китаец», - неожиданно перешла на немецкий, указывая на своего спутника. Азиатский камарад вежливо поправил – «вьетнамец». Фрау добродушно махнула рукой на тонкости 5 пункта: «Да, оттуда», - взмах, кстати указывал на Крайний Север.
Когда они вышли, у меня промелькнуло желание глянуть, кто же будет рулить. Но было перебито странной мыслью:

«Так чем же питались в Вавилоне»?