June 22nd, 2015

huma, huma...

Рубить сук

Рубить сук на котором сидят

Нет. Умом понимаю все (почти). Что там, где большие бабки не обязательно расселись мудро-головые. Что надо учитывать поголовную дебильность поголовья. Что «хлеба и теток»... Но!!

Допустим, у какого-то умника возник сюжетик для сценария. Невинных малых дев из какой-нибудь Польши сбывают вагонами в какую-нибудь Турцию, но про это – по чистой случайке – узнает крутой перец из каких-нибудь Объединенных Штатов и в одиночку замачивает всю международную мафию.

Ну, че? Есть такая проблема. Современная работорговля.

Но почему вместо того, чтобы деликатно (и даже забавно) раскрыть конкретную Тему, вдувают бабки в такую чушь, что власы встают дыбом?
Кому это, пардон, нужно?

Единственное, что приходит на трезвую (почти) главу.

- пипл схавает, потому как хавал и не такое (мысля тех, кто делает)
- а что, с пивком потянет, а кому нужно, пусть в клубах смотрит (мысля тех, кто отбирает это для показа)

- в реале, близко к тексту, во-первых скушно (обыватель не оценит), во-вторых, дороже, а в-третьих, такие вещи не разглашаются, чтобы мафия не знала, что мы знаем....(мысля тех, кто консультирует, если такое еще делается, со стороны право-охранительных органов

- и вообще: «Тьмы низких истин нам дороже Нас возвышающий обман...» (осторожно, цитата изменена...)
huma, huma...

И мальчики

И мальчики немецкие в глазах

Писать тексты сложно. Хорошие тексты – еще сложнее. Длинные тексты очень сложно. А длинные хорошие тексты – почти невозможно.

Как хорошо, что не все леди про это знают, иначе не породили бы «НЕМЕЦКого МАЛЬЧИКа».

Могу ошибаться, но фикшн это такой небольшой обман. Для тех, кто понимает. Но когда сочинять приходится долго, просто не возможно не завраться. Но в приличном обществе, это называется по-другому.

А вот еще такая штука. В «17 мгновениях» всезнающий Штирлиц намекает: «Запоминается только последняя фраза». Напрасно в Англии не любовались душкой Штирлицем.
Но буду позитивен: книжку спокойно можно долистать почти до конца.

«Патрисия Вастведт родилась в Лондоне в 1954 году, выросла в идиллической местности на юго-востоке Англии. Работала секретаршей, садовником, ландшафтным дизайнером. Писательством Патрисия занялась в зрелом возрасте, в 1998 году. И первый же ее роман «Река» был номинирован на премию Orange. «Немецкий мальчик» – ее второй роман, написанный спустя десять лет после первого. Романы Патрисии Вастведт сравнивают с психологическими романами Дафны Дю Морье и Розамунд Пилчер.»

Цитаты:

"Время от времени Джордж встречался с женщинами. С Констанс из Британской библиотеки он обедал, когда приезжал в Лондон, с разведенной Лилли Стивенс ходил в театр, с Дороти, вдовой и дочерью маминой подруги, откровенничал. Дороти мрачно заявляла, что любви больше не ждет, а хочет лишь доброты и дружеского участия. Он же — дурак дураком! — до сих пор мечтал о чем-то большем."
Collapse )