June 24th, 2015

huma, huma...

Jesús, которого предали

Jesús, которого предали

Jesús Monzón (1910 – 1973), родился в Памплоне, учился в Мадриде. Один из организаторов Компартии Испании, участник испанской Гражданской и французского Сопротивления.
https://es.wikipedia.org/wiki/Jes%C3%BAs_Monz%C3%B3n

Организовал вторжение в Испанию с целью свержения Франко, но поддержан не был.
https://es.wikipedia.org/wiki/Invasi%C3%B3n_del_Valle_de_Ar%C3%A1n

Случайно задержан в Барселоне в 1944, осужден на 30 лет (вышел в 1959). Как утверждают знатоки, если бы его не схватил Франко, то убили бы коммунисты.
В Мексике успешно занимается бизнесом, организует школу бизнеса на Майорке.

Сантья́го Карри́льо так и не признал заслуг бывшего товарища, в отличие от более гибкой Долорес.

Сын Sergio был отправлен в СССР во время Гражданской, позже пришло сообщение, что он умер. Родители этому так и не поверили.

(Думалось: Франко пришел к власти благодаря помощи Гитлера и Муссолини. Казалось бы, после разгрома фашизма, западная «демократия» могла быть заинтересовна в восстановлении демократии в Испании. Ан нет...)
huma, huma...

Служебный роман

Служебный роман, французская версия

Может ли мущщина настрочить книжку и назвать его «Нежность»? Запросто, если он – француз и зовут его Давид (фр. David Foenkinos, 28 октября 1974, Париж, Франция) — французский писатель и сценарист. («Нежность» это в переводе, в оригинале слегка деликатнее...).

Можно ли из голой схемы, из скучного кубизма, выдумать любовную историю?

Говорят, что да.

«О романе

Давид Фонкинос — один из самых блестящих французских писателей нового поколения. Покорив своих соотечественников, он стремительно завоевывает популярность в мире. Его тонкие, остроумные романы уже переведены на полтора десятка языков.

«Нежность» — история любви робкого клерка к очаровательной начальнице — сразу стала бестселлером. Автор перенес книгу на экран, сняв вместе с братом одноименный фильм с Одри Тоту в главной роли.

Фонкиносу удалось невозможное: заставить смеяться и думать над любовным романом.

Ситуации и диалоги восхитительны… и деликатны.»

Подумав, я бы уточнил. Схему преодолеть не удалось, хотя попытку засчитали. А только глянув одноименный фильм, я почувствовал разочарование. Это в романе можно написать, что дева – красавица писанная, и наивный читатель поверит.

А глянув на героиню в тюбике, хочется завопить: да таких француженок в одном Париже сколько угодно...
А книжку можно смело рекомендовать...на любителя.