October 15th, 2016

huma, huma...

Про любовь к жизни

Про любовь к жизни и про рукописей продажность

Как заметили добродушные френды, доверчивый я, с удовольствием, похваливая на ходу, пролистал недавно книжку. Завершив столь приятный процесс, впал в легкую задумчивость и "включил мозг".

Театр начинается с вешалки

Если книжка называется "Жена немецкого офицера", а в офицерах второстепенный герой ходил считанные месяцы, появляются мысли о границах допустимого приукрашивания в "документальной прозе".
Потом вспоминается, что старушка выгодно продала свой архив, а опубликованная книжка стала бестселлером, и тема "love for sale" вновь становится актуальной.

О том как уничтожались многие народы во Второй мировой хорошо известно. Кто и как помог Гитлеру вскарабкаться на табуретку, иногда обсуждается.
"Грабительским" назвал Версальский мир тов. Ульянов и это не отрицается. Юная героиня жила в цветущей Вене, а правили миром "злые империалисты", и развязывали колониальные и прочие войнушки с легкостью необыкновенной.
Так почему же в этой легкочитаемой книжке нет хорошего исторического предисловия, рассказывающего кто и как подготовил почву для нацистов?

А вот в рамки не вписалось, драматизм может уменьшить.
Героиня ловко обманула тупое НКВД и вовремя слиняла в демократическую Англию.

Но книжку там писать не стала. Потому как история ее ТОГДА не вписывалась в колониальные устои империи и тогдашнюю расовую мораль. А по обычаям того варварского времени, во всех государствах считалась она предательницей и славы, за то, что уцелела, снискать не могла. И в Штатах до 1960 годов вход евреев в некоторые клубы был запрещен, о чеи тоже СЕЙЧАС вспоминать неудобно.

Вот так открывается ларчик: сварганить историю на документальной основе, но в нужных местах издать художественный свист.
Оно по-человечески понятно (кушать всем хотца), но если на Катастрофе делают денежки, не преображает ли это Трагедию в фарс?
huma, huma...

Все могут короли

"Виктор Луи (настоящее имя Виталий Евгеньевич Луи, также известен как Виталий Левин, англ. Victor Louis; 5 февраля 1928, Москва — 18 июля 1992, Лондон) — английский и советский журналист, тесно связанный с КГБ[1]. Помимо журналистской деятельности неоднократно выполнял по заданию КГБ различные поручения в разных странах мира[2].
.................
Виталий Луи родился в Москве. Мать Виталия (Валентина Николаевна, урожденная Мокиевская-Зубок, 1894 - 27 апреля 1928; дочь дворянина, заведующего хозяйством Басманной больницы Н. Г. Мокиевского-Зубка, 1860-1917[источник не указан 185 дней]) умерла вскоре после его рождения, его отцом был выходец из богатой семьи российских немцев Евгений Гугович Луи. Окончил ИМТУ в 1906 г., инженер-технолог[3]. Однако израильский журналист и писатель Давид Маркиш сообщает, что в один из своих приездов в Израиль в конце 80-х Виктор Луи в ответ на прямой вопрос о его национальности сказал: «Ну хорошо, моя мать была еврейкой, если это для вас так важно»[4].

С 1944 г. Луи работал в составе обслуживающего персонала различных иностранных посольств в Москве и в 1946 г. был арестован и приговорён Особым совещанием к 25 годам заключения по обвинению в шпионаже.[5] По другим данным, он был арестован за спекуляцию[6].