December 18th, 2016

huma, huma...

Корабль плывет

«Как связаны между собой тюрьма и этот человек, Прешес пояснить не смогла.»

Вполне забавный текст. В отличие от наркотрафика, бизнес на костях еще и сопровождается гуманитарной помощью.
http://kommersant.ru/projects/deadlyroute

«Каждому мигранту выдаются резиновые тапочки, а после осмотра в шатре — порядковый номер. Одного из них, с виду араба, прямо от трапа отводят в сторону и сажают в полицейскую машину. Вот и подозреваемый.

Последний автобус с гостями Dignity I покидает порт уже затемно. Вряд ли среди них найдется хотя бы один, кто представляет, что его ждет здесь, в Европе, куда он так стремился, рискуя жизнью. Они не знают ни о переполненных лагерях для мигрантов, по которым их развезут после снятия отпечатков пальцев, ни об итальянской мафии, пытающейся на этих лагерях заработать. Они не знают ни о судьбах других беглецов, так и не получивших после нескольких лет ожидания убежища в ЕС и теперь вынужденных спать на улице и практически за бесплатно, как рабы, собирать овощи и фрукты в итальянских полях.»
huma, huma...

Сословная Европа

Сословная Европа

Я понимаю, что заголовок не точен. Смогу ли уточнить?

Для начала: такая постановка вопроса — не толерантна. В Европе, как известно, правят демократические режимы и официально сословий нет и быть не может.
И все-таки они крутятся! Ты можешь прожить в какой-нибудь испании полжизни, и видеть миллионеров только в фильмах. В живом виде, ни один биолог не отличит простого богача от выпендривающегося бездомного.
(Насчет миллионеров, кстати, отдельный разговор.)

Но ведь такое было! При самой что ни на есть советской власти… Товарища ректора я видел только издали, директора Института на дому — один раз в прихожей. Да, общался с членами… городского Совета (народных, пардон, депутатов). А еще, мог ходить по коридорам, где пробегал младой Ельцин и просиживать штаны в той же библиотеке, что и резвый Ульянов. «В поисках утраченных молекул»…

Но, если не сословия, то что это? Нормальное разобщение? Семейная патриархальная община — наконец-то — разбилась и разлетелась на мелких инди-видумов?
huma, huma...

1974

Рассказ

«Его агония длилась двое суток, я не знаю, сколько часов, - да, сеньор, - сейчас уже не позволяют такое варварство.

Он был старше меня лет на 18. Была молодая, глупая, не понимала, что это значит. Наш медовый месяц длился 3 дня, мы были в небольшом поселке, рядом с Таррагоной. Когда он сказал, что это не прилично, что я его на людях обнимаю, и чтобы не смела садиться ему на колени, у меня в мозгу вспыхнуло — развожусь»…
«Один раз только был ссора. Я увидела кофточку, очень красивую, и сказала ему. У нас нет денег, отвечает. А потом заходим в галлерею и вижу, что он покупает картинку (стоимостью в месячную зарплату). Ты говорил, что у нас денег нет? Вот так я ему сказала, и отказалась покупать кофточку, да.»

«Он только мое имя произносил, когда умирал, и один раз, нашей дочери. А своих братьев и сестру, которая всегда была против меня, ни разу не назвал. Да, сеньор, и было это 19 декабря, как сегодня...»