September 13th, 2017

huma, huma...

нашего договора с Чехословакией

нашего договора с Чехословакией

((Впервые в мемуарной литературе вижу упоминание об этом договоре. Как известно, по официальной версии, СССР отказался от договора, потому что его не поддержали буржуйские Англия и Франция. Впрочем, Чехословакия не была готова к войне морально.))

"В этом же году в начале октября меня срочно по телефону вызвали в военкомат (прямо с занятий в студенческой группе) и отправили в Вязьму.Был собран только командный состав дивизии, рядовых не призывали. Нас занимали и тем, и сем. Видно было, что и для дивизионного начальства этот сбор был неожиданным. Все мы страшно томились, ожидая с часа на час всеобщей мобилизации для выполнения нашего договора с Чехословакией. Воевать не хотелось. Дни текли медленно, т.к. мы жили на казарменной положении, даже в город ходить не приходилось. Это были 25 дней тревог и сомнений. Наконец нас отпустили. Как стадо веселых, но пугливых баранов мы ринулись на вокзал. Только бы уехать! А вдруг придет еще какое нибудь распоряжение, и нас с вокзала снова вернут в казарму.

http://samlib.ru/l/lipatowa_m_n/telega5.shtml
huma, huma...

само по себе

само по себе

((Хотя секса у нас не было с годика так 1917, половой вопрос решался так или иначе.))

"Надо сказать, что в госпиталях довольно скоро после того, как война стала бытом, возникли постоянные пары по типу супружеских. Как то само по себе так получалось, что хирурги жили со своими операци-онными сестрами, как например Туркин и Ивановский. Но когда тот же Ивановский, вернувшись домой, узнал что то неприятное о поведении своей супруги, то он так расстроился, что даже приехал в Москву, чтобы добиться перевода из своего родного города в какой нибудь другой военный округ, но потом одумался. Начальство повыше тоже бы-ло не без греха, но, в общем, все было прилично. Хуже было в МСБ, где и женщины были доступнее, и мужчины - нахальнее. В конце войны возник вопрос - что же будет теперь со всеми этими связями. В газе-те нашего II Белорусского фронта было несколько "художественных" произведений и просто статей, как бы директивных, по этому вопросу. Все они заканчивались убеждениями, адресованными к фронтовым женам - "Мол, полежала и подвинься, освободи место для законной супруги". Но на практике все эти дела решались по разному. Большая часть мужей возвращалась в лоно семьи, но бывало и иначе, как это видно на примере моего преемника по лаборатории."

http://samlib.ru/l/lipatowa_m_n/telega6.shtml