May 14th, 2018

huma, huma...

Попа-дробности

(Ход мысли)

То, что уже известно рассеянным читателям сего жжурнала
https://belkafoto.livejournal.com/793318.html я пересказал, во время творческой паузы за рюмкой Кофеича, каменноскулому соседу Педро. Иностранными, конечно, словами.

"А попадробности"? - подначил любопытствующий сосед.
- "Изволь":
В разговоре, обыватель сообщил, что он сейчас один, но чуть позже упомянул о жене (с дочкой) из Еревана.
Перечислил двух-трех русских дам, живущих в поселке по именам.
Сказал, что это "дом его родителей".
В щель гаража просматривалась тачка, которая мне показалась жутко древней.
С легкой гордостью прозвучало, что с южной стороны дома - солнце жарит как в Африке, а с северной можно оборзевать пейзаж вплоть до заснеженных все еще гор.
....................
- "Ну, и что, уважаемый Педро ты можешь из этого извлечь?"
(Сосед жестом показал бармену, что дохнет от жажды).

"Короче. Родители (или последний из них) находится в доме престарелых. Поэтому, мужик знает русских дам. Древняя тачка - не его, а отца. Со своей армянкой он на грани развода. Домик собирается сдавать этим летом, потому и подкрашивает. Характер - застенчивый. Иначе его бы уже давно окрутили местные из как там его, Королевской мельницы (Молинс-де-Рей)."
huma, huma...

От кровати до пола

От пола до кровати

Официант в Испании зовется "camarero". Испанская Вика не видит связи "camarero" и "cama" (кровать), что кажется странным.

На Руси, официант прозывался "половым".

"Согласно П. Я. Черных, термин «половой» происходит от слова «пол»: одной из обязанностей трактирного слуги было держать в чистоте пол в помещении."

В половых связях с кроватью, официанты официально замечены не были.
huma, huma...

Плод зрел

«Казаки» стали плодом десятилетней работы Толстого. В 1851 году как юнкер он отправился на Кавказ; ему пришлось прожить 5 месяцев в пятигорской избе, ожидая документы. Значительную часть времени Толстой проводил на охоте, в обществе казака Епишки,"...
..............................
Даже не знаю, как сейчас читают классику в школе. Комментировать или переводить надо чуть ли не каждую фразу. Переводят, комментируют?
Глаз цепляется за непричесанный текст, спотыкаясь на удивительно небрежных построениях. Улицы были пусты, но народ шел на работу. В комнате сидели, но один из них ходил, другой лежал.

Соглашусь, что, скорее всего, это идет от мучительного желания само-высказаться. Но, вероятно, это был общий уровень печатного русского текста того времени.