June 18th, 2018

huma, huma...

Стреляли

На ночь глядя посмотрел фильм про Сирию. "Документальный", снимали наши. В кавычках, потому как смотришь на экранчик и видишь как пульки туда-сюда летают, танки бегают, солдатики стреляют как в небо, так и, наверное, прицельно, люди живые о себе рассказывают. И ощущение, что фильм о пришельцах - ничего не понятно.

Если словами не объяснят, даже не понятно, где "наши", а где террористы - все бородатые, редко кто в форме.

Вот, 200 тыс. человек жили в блокаде 4 года. Ну, это как в Ленинграде. Но все знают, что творилось там. А здесь, симпатичная дева продолжала учиться в универе, хотя ИНОГДА не было интернета... И, кажется, мясо с перебоями. (Юный воин поведал, что кушали листья с деревьев, но это не показали, пришлось поверить на слово.)
Жители из этой блокады выходили, чуть ли не танцуя.

"За 4 года наше подразделение потеряло 3 тысячи человек" (стал припоминать, сколько потеряли в свою Гражданскую Испания и Россия).
Короче, для постороннего зрителя, этот докуметальный смотрится как спектакль самодеятельного театра.

И только заключительные слова христианского священника о том, что перенимать ЧУЖУЮ демократию бывает не полезно, бросили луч света на это темное царство.
huma, huma...

Соревнования по ориентированию

"он мысленно составлял список тех проблем, которые ему нужно решить в ближайший год, без промедления: работа (ничего не происходит), личная жизнь (не существует), сексуальная ориентация (не определена), будущее (в тумане). Эти четыре пункта оставались неизменными, хотя их расположение по важности могло меняться. Также неизменной оставалась его способность поставить точный диагноз вместе с абсолютной неспособностью найти выход."
...............................
"— Как жаль, что семья нам дается не по заслугам, — сказал однажды Виллем под сильным кайфом. Он, конечно, имел в виду Джуда.

— Согласен, — ответил Джей-Би. И он правда был согласен: никто из них, ни Виллем, ни Джуд, ни даже Малкольм, не имел той семьи, которой заслуживал. Но втайне он считал себя исключением: у него была именно такая семья. Он знал, что его домашние — настоящее чудо. И именно этого он заслуживал."
.......................
"Его отец, эмигрировавший в Нью-Йорк с Гаити, умер, когда Джей-Би было три года, и хотя Джей-Би нравилось думать, что он помнит его лицо — доброе, ласковое, с тонкой полоской усов и щеками, которые округлялись, будто сливы, когда он улыбался, — он не знал, помнит ли его на самом деле или просто слишком долго разглядывал фотографию, стоящую на мамином прикроватном столике. В сущности, это была единственная печаль его детства, и та скорее выученная: он рос без отца и знал, что осиротевший ребенок должен скорбеть об утрате. Но по-настоящему он никогда не испытывал этой тоски."
..........................
"пока Виллем не был вынужден ее вежливо прервать и спросить, нельзя ли взглянуть на остальные помещения.

— Да, конечно! — отозвалась она. — Я тогда вас оставлю. — Однако она продолжала ходить за ними по пятам, торопливо рассказывая Джей-Би про какого-то Джаспера, и как он использует «Арчер» буквально для всего, и разве Джей-Би не кажется, что этот шрифт слишком круглый и вычурный для основного текста? Теперь, когда Виллем повернулся к ним спиной, она не отрывала от него глаз, и речь ее становилась все более и более сбивчивой.

Джей-Би смотрел, как Анника смотрит на Виллема. Он никогда не видел, чтоб она так нервничала, не видел у нее этих девичьих ужимок (обычно она была молчалива и мрачновата, в офисе ее побаивались, особенно после того, как она соорудила у себя над столом сложную структуру в форме сердца из лезвий X-ACTO), но он видел многих женщин, которые вели себя точно так же в присутствии Виллема. Собственно, они все так себя вели."

http://loveread.ec/read_book.php?id=58025&p=7
huma, huma...

Для взрослых

Наверное, у всех читающих (регулярно) появляется иногда желание уткнуться в современный текст, напоминающий классический. С подробностями, с идеями, с любовной линией.
Неспешный, продуманный, затягивающий.
...................
"Клэр Стрикленд была высокой, с уверенной походкой, свойственной стройным и привлекательным женщинам. Голубоглазая, с густыми каштановыми волосами и мягкими чертами лица, в которых проглядывало что-то неуловимо славянское, она была очень хороша собой, особенно когда улыбалась, да еще во сне. Она была на восемь лет моложе мужа, родила двоих детей, но ее ноги сохранили стройность, а на живот и намека не было, только грудь потеряла девичью упругость, под левым коленом проступили вены и она немного раздалась в бедрах. Теперь, в тридцать два года, она уже не могла похвастать былым цветом лица, да и Джон, выглядевший в суде таким импозантным и подтянутым, скрывал под судейским своим париком небольшую лысину, а под мантией округлившееся брюшко."
......................
"Он разделял обывательскую точку зрения, что романов нынче никто не читает, а если кто и читает, то исключительно легкие, развлекательные.

Он поискал глазами что-нибудь новое, и взгляд его остановился на корешке с заглавием «Смерть Ивана Ильича». Иван Ильич? Имя какое-то знакомое — то ли советский диссидент, то ли мексиканский гуру-сыроед;"
........................
"— У меня другая теория, — сказал Генри с едкой усмешкой. — До меня это дошло в Норфолке. Там было два петуха и четырнадцать несушек. Вроде бы все в порядке: петухи делят кур, а куры — петухов. Ничего подобного. Петух покрупнее и поярче явно пользовался симпатиями всех четырнадцати кур, а другому — маленькому, неприметному — не досталось ни одной. И не то чтобы первый отгонял второго, нет, сами куры не подпускали его к себе, клевали, когда он подходил. Даже от кормушки отгоняли. Каждая предпочитала быть четырнадцатой у настоящего петуха, чем седьмой у замухрышки.

— Весьма банально, — возразила Арабелла. — Киплинг или кто-то еще уже говорил нечто подобное.

— И вообще, не следует увиденное в курятнике распространять на род человеческий, — вставил Микки."

https://www.e-reading.club/chapter.php/1034167/6/Rid_-_Zhenatyy_muzhchina.html#n_8