May 6th, 2019

huma, huma...

Если выпало

Если выпало в империи родиться (с)

Обсуждение в статье (посте) и последующая дискуссия (комментарии) книги С.В. Волкова, являются одним из самых интересных сюжетов ЖЖ этого месяца.
"У меня для вас неприятное известие. История еще не закончилась."

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2189262.html

Волков С.В. 2018. "Почему РФ не Россия." 438 с.
.....................
Уже при первом просматривании материала выясняется, что многолетние результаты исследований профессионала никто (на данный момент) из участников не поддержал.
Отвлечемся от вопроса "почему?" и попробуем добавить пару копеек к уже вложенным.

Живо трепещущая тема "от какого наследства "мы" отказываемся, так и выпирает, как сырое тесто, из заявленных национальных рамок (что, естественно, отмечается уже Волковым - сравнение дворянства испанского и российского).
В самом деле, если говорить только о сравнительно недавних событиях (с начала ХХ века) и рассматривать в основном Евроазию с подтянувшейся Сев. Америкой, что усматривается?

"Б. дал войну".

1 мировая явилась результатом противоречий основных игроков. Результаты ее не соответствовали ожиданиям всех (кроме США?) и оказались обманчивыми для некоторых победителей.
Неуклюжий дележ пряников подготовил предпосылки для 2 мировой, в качестве главных раздражителей выступили два изделия буржуазной идеологии национал-социализм и социализм сов. образца.

Австро-Венгрия развалилась на нац. государства, Германию подтолкнули к нац. вопросу, наследнице (?) Рос. империи - СССР, удалось удержаться от распада с потерей только Финляндии, Прибалтики, Польши и Бессарабии.
Причем, разыгрывались две карты: национальная и глобальная (интернациональная).
То есть, представить это как гигантский эксперимент, соответствующий поискам капиталистического общества проще, чем обсуждать "добродушие" правящего класса в Рос. империи.
........................
Вторая мировая показала не только любезное Волкову "напряжение" (которое, естественно, резко ускорило развитие некоторых технологий, в первую очередь военных), но и поставила вопрос о закрытии "экспериментов". Одного из них - в 1945.
Вопрос был ли у СССР шанс пережить не только "1984" год, в широких массах обсуждается до сих пор.
На сегодня, выигрывает глобализация, национальные, локальные варианты, пятясь, заползают в свои ниши.
......................
Наверное, следует упомянуть о вероятности исторических процессов. "История не терпит сослагательного наклонения"? А историки не могут от него уклониться. Натурально, чем ближе к индивидуальной истории (биографии), тем веселее разгуливается вероятность. Повесили Александра Ульянова, а ведь могли, в 1917, и Владимира. Шансы банды Хрущева были выше, чем у "примкнувшим к ним".

Биографии могут зависать.
Говорят, что Булгаков хотел уехать, но не смог (заболел).
Ахматова могла уехать, но не захотела (в некоторм смысле, "не смогла").
Смогла Цветаева. Дважды.
Конечно, "упущенные" возможности во многом были решающие.
..................

Горбачев повел к мелким реформам, но "проскочил" китайский вариант.

При живом Александре 2 реформы были бы продолжены? Россия могла бы избежать русско-японской войны? Николай 1 мог бы отречься раньше? Испания, потеряв призовые места среди глобальных игроков, сохранила нейтралитет в мировых войнах (но "не удержалась" от соблазнов Гражданской). Была ли такая возможность у России (и не втягиваясь в Гражданскую?)?

Очень может быть, что нет. Ведь война - это не только "продолжение политики иными средствами", это и карта бланка на легальный грабеж и убийства на всех уровнях. Страшное искушение!

Партия "ястребов" завсегда активнее, но "голубей" в целом побольше.
...........................
А книжку Волкова надо будет полистать, почему бы и нет.
huma, huma...

Жизнь Софьи Казимировны

((Детские годы не впечатлили, но начиная с бальзаковского возраста, эта девственница начинает радовать.))
................
1933
"28 июля, пятница
Пожалуй, лето уже идет к исходу: мы же никогда не были за городом, если не считать двух-трех поездок на Пороховые, куда, кстати, собираемся и завтра. Отсутствие поездок объясняется капитальным отсутствием денег. У меня сокрушительно с финансами, и, говоря искренне, я совсем не знаю, как и каким чудом мы живем и питаемся. Все съел Торгсин[243] на масле, сахаре, овсянке и пшенке, и, кажется, с апреля месяца наши обеды отличаются изысканным стандартом ежедневности: овсяный суп без мяса и пшенная каша, если дома есть пшено. Если его нет, то овсяный суп заменяет все полагающиеся по кодексу три блюда. Для Торгсина у меня имеется еще только золотой фермуарик с жемчужиной и прелестный французский крестик на паутинной цепочке, подарок знаменитой Смирновой-Россет[244]. Больше нет ничего. Ушли все кольца, серьги, броши и даже великолепный перстень итальянской работы. И были только: масло, сахар, овсянка и пшено, а в июне очень часто простой черный хлеб.

Может быть, мы не голодаем. Зато мы постоянно недоедаем и мучительно страдаем от отсутствия кондитерских изделий. И конфеты и пирожные по очень высоким ценам в продаже, конечно, есть, но у нас нет на это денег. Я тону в долгах и в неплатежах; у меня очень недостаточные заработки, а с апреля месяца меня кормят трогательными обещаниями хорошей службы. Без службы больше мне не обойтись, это ужасно, но это неизбежно. Переводов у меня нет совершенно, и я пробавляюсь лишь педагогикой, которая меня очень утомляет.
Я мало у кого бываю и мало принимаю у себя – мне очень неловко подавать гостям к чаю хлеб и булку. Я знаю, что этот стыд весьма глуп, но ничего не могу с собой поделать. Не люблю выносить «на людей» свою нищету. Этот год по напряженности финансовой и нравственной атмосферы очень напоминает 1929-й – с продовольствием тогда было, однако, гораздо легче.

Среди знакомых перемен мало: у Кисы[245] все благополучно, муж давно освобожден и даже пытается устроиться в Военно-политическую академию имени Толмачева[246]. У Ксении – высоко-коммунистическое просперити от двух серьезных закрытых распределителей и хороших ставок[247]. Внешнее благополучие подчеркнуто и у Анты[248] – у нее, кстати, какие-то новые романтические затеи с новым неизвестным. Пару недель жил в Ленинграде Бор[249] с женой – противная, злая иголка! Он должен был прислать нам известие о себе из Архангельска, откуда выезжал на год с экспедицией на Северную Землю, но, конечно, ничего не прислал. Он же хам.

https://7lafa.com/book.php?id=155975&page=31

Жизнь Софьи Казимировны Островской (1902–1983) вместила многое: детство в состоятельной семье, учебу на историческом факультете Петроградского университета, службу начальником уголовного розыска Мурманской железной дороги, пребывание под арестом, работу переводчика технических текстов, амбиции непризнанного литератора, дружеские отношения с Анной Ахматовой и др
huma, huma...

найти ее лифчик

"Оскорбительно для женщины или нет, если любящий ее и любимый ею человек (причем любовь – настоящая и романтическая, полная красот, драм и света) приходит к ней на полчаса, на двадцать минут – лишь для того, чтобы видеть и чувствовать ее тело, еще полузнакомое ему, еще в тайне своей чужое для него, лишь для того, чтобы промолчать эти полчаса или двадцать минут – с закрытыми глазами, с губами на губах, с мыслями о неизвестном. А потом торопится, шутит, помогает женщине найти ее лифчик и рубашку, наскоро взглядывает в зеркало, не остались ли следы губной помады, наскоро целует ее руки и в дверях говорит: я люблю тебя.

Об этом надо подумать – и об этом надо кое с кем поговорить. Это хорошая страница для моего ненаписанного романа, который, может, будет написать труднее всего и страшнее всего."
huma, huma...

стол, заказанный в Кировске

((Ленинград, 1937. Письменный стол "заказывается" в Кировске Мурманской обл.))
............
"У меня в доме предстоит ремонт. Обновление.

– Наша комната должна быть очень красива.

Очень странно и трогательно вести разговоры о ремонте – о том, какие обои, как поставить полку с книгами (а может быть, лучше шкаф?), что будет в простенке, когда будет готов письменный стол, заказанный в Кировске, на заводе отца.