October 9th, 2019

huma, huma...

Про двух собачек

Про двух собачек и рядом проходящих

Нельзя сказать, чтобы я не менял тактику съемки. Когда конечности уже гудели, а лысина забодалась смахивать пот, я присаживался в тенечке.
Как догадывается зритель, с этой точки зрения, важность ножек просто бросалась в глаза.


01
Collapse )
huma, huma...

Про Ребекку

Про Ребекку

((От Контральто до "agony aunt", Шишков, прости...
навеяно https://humus.livejournal.com/6864955.html ))
............

Rebecca Marjorie Proops OBE (formerly Rayle, née Israel; 10 August 1911 – 10 November 1996) was probably best known as an agony aunt in the United Kingdom, writing the column Dear Marje for the Daily Mirror newspaper.

Proops was born in Woking, Surrey,[1] as the elder daughter of Alfred (a publican) and Martha Israel (née Rayle). Alfred Israel later had the family name changed to Rayle. The family moved to London and Proops was educated at Dalston Secondary School. She excelled at English and art, and had a fine contralto voice. Her teachers, nevertheless, advised her against matriculation. Instead, she took a drawing course that enabled her to get a job in a studio near Smithfield. In 1935, she married Sidney Joseph Proops, with whom she had a son, Robert.[
huma, huma...

с двумя собачками

Дама с двумя собачками

Иду, значится, по утренней улочке. Впереди меня - дама с признаками фигуры. Что порадовало - в штанишках от пижамы (имеет, знаете ли, сельская свобода...).
Догоняю. Приветствую.
Правой рукой, еще не старая дева, уверенно рулит песиком средних габаритов. А левой, крепко прижимает к персям белого мелкого собака, породы пуделек.

- Не хочет ходить собственными ношками?, - поинтересовался я.
- "Одна лапка болит", - доверчиво пояснила песодержательница.
huma, huma...

Дело Wanninkhof

Caso Wanninkhof

В один прекрасный вечер (9 октября 1999 года), дева 19 лет пообщалась со своим близким приятелем и, в детское, скажем, время (21.30), направилась в сторону своего домика.
Расположенного в 500 (примерно) метрах от жилища бой-френда.
Но, не дошла.

Показания свидетелей, как водится, разнились.
Сестра и мама пропавшей утверждали, что Роцио была наряжена в белую футболку с логотипом "Найк" и фиолетовые эластичные штанишки.
Френд-бой уверял, что в жизни не видел свою подружку в подобном прикиде.

На следующий день, мать (по имени Алиция), прогуливаясь с другом (с которым находилась в сентиментальных отношениях, уточняет источник), нашла вблизи живописных развалин кроссовки и платок своей дочери. На земле обнаружились следы крови.
2 ноября упомянутого года, было обнаружено то, что осталось от младой девы: плохо сохранившийся обнаженный труп. Настолько плохо, что не удалось установить была ли сеньорита изнасилована.
Подозрения полиции и народа пали на некую Dolores Vázquez Mosquera, которая была экс girl friend матери убитой.
Украинка, прибирающаяся в дому подозрительной Долорес, утверждала, что та воткнула нож в объявление о разыске, которое повесила Росио.

Короче, народный суд, самый справедливый суд в подлунном мире, приговорил упомянутую Долорес к 15 годам и 1 дню (!) турьмы и выплате компенсации в сумме 18 лимонов старыми песетами.
Так бы и сидела нещастная пока испанский рак на горе не свистнул, но...

Через 4 годика исчезла в тех же местах юная Sonia Carabantes.
ДНК автора убийства совпал со случаем Роцио.
Оказалось, что "гадила англичанка" мужского полу по имени Tony Alexander King ака Tony Alexander Bromwich. Чью харю лица можно нагуглить при желании.
Английская Вика утверждает, что насильник был и остается сексуальным импотентом.
huma, huma...

Про кровавый рыжым

((Вот спрашивается, хромоногую художницу-то за что? А за то, что папа от большого ума из мирной Лозанны привез в осиновые чащи.))

"Отец, Михаил Сергеевич Ермолаев, был помещиком и занимал пост председателя земской уездной управы. Мать, Анна Владимировна, урождённая баронесса фон Унгерн-Унковская (1854 — ?).

В детстве Вера Михайловна упала с лошади, что вызвало паралич ног. Впоследствии она могла ходить только с помощью костылей.

Ермолаева получила образование в Европе — в светской школе в Париже и в гимназии в Лозанне. Пребывание за границей обусловливалось ещё и необходимостью лечения.

В 1904 году семья Ермолаевых вернулась в Россию, а в 1905 они переехали в Петербург.
...................
"Выставочная деятельность, проходившая в узком кругу единомышленников, стала поводом для написанного доноса.

25 декабря 1934 года Ермолаева была арестована, одновременно с В. В. Стерлиговым, Л. С. Гальпериным[5], Н. О. Коган и М. Б. Казанской (отпущена в марте 1935 г.)[6].

29 марта 1935 была осуждена согласно постановлению УНКВД по статье 58-10, 58-11. Согласно материалам дела, в вину В. М. Ермолаевой вменялась «антисоветская деятельность, выражающаяся в пропаганде антисоветских идей и попытке организовать вокруг себя антисоветски настроенную интеллигенцию»[7]. 29 марта 1935 отправлена отбывать наказание (трёхлетнее заключение) в 1-е отделение 3-го отдела Карагандинского ИТЛ.

Вторично осуждена 20 сентября 1937 года тройкой УНКВД по статьям 58-10, 58-11 к расстрелу. 26 сентября 1937 года расстреляна в лагере около Караганды.

20 сентября 1989 года реабилитирована.