belkafoto (belkafoto) wrote,
belkafoto
belkafoto

Category:

Попытка начать

Продолжение воспоминаний

Попробую продолжить начатые воспоминания.

Юлиан Григорьевич Оксман свое слово сдержал. Он позвонил, сказал, что Анна Андреевна в Москве, что он с ней договорился, что завтра он придет за мной, и мы поедем к ней. Я всю ночь не сомкнула глаз...

В назначенное время Юлиан Григорьевич приехал. Я плохо помню, как мы шли до метро, как ехали в метро... Мы тогда жили в коммунальной квартире на Чистых прудах. Доехали мы до метро "Маяковская", вышли на улицу и пошли пешком. Дом, в который мы пришли, находился на Садово-Каретной. В комнате за столом сидели Анна Андреевна и еще две женщины. Юлиан Григорьевич нас познакомил. Хозяйку дома звали Ника Николаевна. Рядом с ней сидела высокая, седая, с прямой спиной женщина - оказалось, что это Лидия Корнеевна Чуковская. Напротив них, на диване - Анна Андреевна Ахматова. Все они обращались ко мне на "Вы" - для меня, школьницы, это было удивительно. Нас с Юлианом Григорьевичем посадили на диван рядом с Ахматовой, налили чай, но я от волнения глотка сделать не могла. Анна Андреевна сказала, что я могу прочитать два любых своих стихотворения. Заранее я не готовилась, что пришло в голову, то и прочитала. Одно из стихотворений было посвящено Александру Грину, в то время я была помешана на Грине, на "Алых парусах". Второе называлось "Золушка" - про девочку, которая моет полы, которую не отпускают гулять, и которая ждет и надеется, что настанет время, когда она обронет башмачок. Когда я эти стихи прочитала, Анна Андреевна спросила: "Вы любите Грина?". Я восторженно ответила: Очень!". "Ничего, это пройдет", - сказала Анна Андреевна и погладила меня по голове. (И ведь прошло!..) - "Можете читать, пока не придет Миша". Что я читала дальше, - совершенно не помню. Потом пришел тот, кого Анна Андреевна назвала Мишей. Это был Михаил Александрович Зенкевич, сподвижник Николая Гумилева по "Цеху поэтов". Я знала о нем от руководительницы нашего литературного кружка Надежды Львовны... Так же, как о Гумилеве, которого в то время не печатали и не упоминали. Они о чем-то разговаривали, о чем-то непонятном для меня. А потом Анна Андреевна читала отрывки из "Реквиема". Естественно, я их слышала впервые... Когда она кончила читать, все стали о чем-то разговаривать. Но я, честно говоря, ничего не понимала в их разговоре... Это было 9-го декабря 1962 года, дату я запомнила... А потом Юлиан Григорьевич отвез меня домой.
У этого эпизода есть продолжение, я обязательно напишу.

https://ellen-solle.livejournal.com/19395.html
..................

Попытка начать воспоминания
Несколько человек советовали мне начать писать воспоминания. Мне, честно говоря, немного боязно: ведь я могу невольно кого-нибудь обидеть, что-то перепутать, что-то не так воспроизвести. Мне известны такие случаи - на примере чужих воспоминаний. Буду потихоньку пробовать. Начну здесь и с цитаты:

"Году эдак в шестидесятом в Союзе писателей была учинена расправа над профессором филологии Юлианом Григорьевичем Оксманом. Гебисты произвели обыск на квартире ученого и изъяли там множество зарубежных изданий, которые считали "антисоветскими". Но времена были относительно "вегетарианские", а потому наверху было решено расправиться с Оксманом руками "собратьев по перу". Был созван, если не ошибаюсь, какой-то пленум, и Юлиана Григорьевича исключили из Союза писателей. Он при этом держался достойнейшим образом и в частности произнес фразу, которую иногда цитировала Ахматова:
- Я не могу жить так, чтобы круг моего чтения определял околоточный надзиратель".
Борис Ардов, "Легендарная Ордынка".

У меня был отчим, который меня не любил. Он вообще не любил детей и подростков. Сочинение стихов и чтение книг мой отчим считал формой безделья... К сожалению, моя мама почти всегда была на его стороне.У отчима была троюродная тетя, мужем этой тети был Юлиан Григорьевич Оксман. Как-то они пришли к нам, и Юлиан Григорьевич заметил, что я какая-то затравленная, что ли, какая-то неуверенная... В общем, мы с ним разговорились, и речь зашла о том, что я сочиняю стихи и хожу в литературный кружок. Юлиан Григорьевич попросил у меня тетрадку с моими стихами и какое-то время ее читал. Кстати, чуть не забыла: я тогда училась в 9-ом классе и понятия не имела, кто такой Оксман. Когда Юлиан Григорьевич дочитал, он сказал, что скоро в Москву приедет Анна Андреевна Ахматова, он позвонит ей и спросит, согласна ли она принять меня и послушать мои стихи. Если она даст согласие - он пойдет со мной к ней.
Subscribe

  • квартира в Спасопесковском

    "Помимо этого, вышло отдельное распоряжение правительства, касающееся жилищного вопроса. За пять лет до смерти Маяковского государство выделило ему…

  • исполкоме Красного Креста

    ((Кажется, умер своей смертью.)) Лев Гилярович Эльберт Эльберт (наст. фам. Эльберейн) Лев Гилярович (11.1898-1946). Член партии с 1918 г. Родился в…

  • Frances Shand Kydd

    Frances Shand Kydd ((В англ. Вике. Наши почему-то мамой "той самой Дианы" не заинтересовались. Вполне забавная дама. Развод после добросовестно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments