belkafoto (belkafoto) wrote,
belkafoto
belkafoto

Дикий Рим

Дикий Рим и его окрестности

«Бо́удикка (Бо́удика, или Бу́дика, кельт. Boudic(c)a, неточная римская передача Боадицея, лат. Boadicea, ум. 61 г.) — жена Прасутага, тигерна[1] зависимого от Рима бриттского племени иценов, проживавшего в районе современного Норфолка на востоке Англии. После смерти мужа римские войска заняли её земли, а император Нерон лишил её титула, что побудило её возглавить антиримское восстание 61 года.»
«Описание этой женщины можно найти либо у Тацита, либо у Диона, хотя у обоих оно практически одинаковое. Оба они отмечают, что Боудикка была королевских кровей, очень высокого роста и «обладала умом гораздо большим, чем обычно женщины». У неё были рыжие прямые волосы, ниспадающие ниже талии, резкий, громкий голос и всепроникающий взгляд. Обычно она носила цветную тунику, массивное шейное украшение из золота (возможно, шейную гривну, у кельтов называющуюся «торквес»), а также плащ, заколотый брошью.

Её муж, Прасутаг, был тигерном иценов, населявших земли в районе современного Норфолка. Эти земли фактически не были подконтрольны Риму, поскольку во время завоевания Британии императором Клавдием в 43 году ицены вместе с десятью другими племенами (Прасутаг, вероятно, тогда уже был тигерном) присоединились к его войскам в качестве союзников. В 47 году, во время попытки Публия Октория Скапулы разоружить их, они смогли отстоять своё право на независимость. Прокуратор поручил Прасутагу, как королю-клиенту, охрану близлежащих морских и речных путей, особенно, устьев рек. Прасутаг был старше своей жены и прожил долгую жизнь. Чтобы сохранить свой род, он, наравне со своими двумя дочерьми, сделал сонаследником престола римского императора.»

«Оставлять независимость союзным королевствам было нормальной римской практикой, при условии, что королевство завещалось после смерти ныне здравствующего союзного короля римскому императору. Таким образом, например, были присоединены к империи провинции Вифиния и Галатия. Также римские законы позволяли наследование только по мужской линии. Поэтому все попытки Прасутага сохранить на престоле свой род были тщетными. После его смерти королевство было аннексировано, земли были конфискованы, а имущество описано. Имущество благородных жителей и рабов теперь было одинаково. Согласно Тациту, Боудикку прилюдно выпороли, а её дочерей изнасиловали.»


«В 61 году, когда губернатор Гай Светоний Паулин возглавил кампанию на острове Англси (римское название — Мона)[3], который был убежищем для бриттских бунтовщиков и цитаделью друидов, ицены, поддерживаемые многими своими соседями, в том числе и триновантами, подняли восстание.»
«Узнав о восстании, Гай Светоний поспешил на защиту провинции. Его целью было защитить заложенный римлянами в 43 году Лондиний (совр. Лондон). Однако, видя, что подготовиться к осаде он не успеет и помня о поражении Петилия, он решил оставить город, чтобы спасти остальное. Лондиниум был оставлен на милость восставших, которые сожгли город дотла (на раскопках в слое того времени были обнаружены оплавленные монеты, а сам слой был слоем пепла), разграбили его и вырезали всех, кто не ушёл с римлянами.

Следующим разрушенным городом был Веруламий (совр. Сент-Олбанс). В трёх городах было убито около семнадцати тысяч человек. Пленных не брали. Кассий детально описывает события, говоря, что простых людей вешали, резали, сжигали, сажали на кол, распинали на крестах, а благородных, особенно женщин, убивали жестокими способами, принося их в жертву богине Андрасте.»
«Однако римляне, более умелые в открытых сражениях, противопоставили числу умение. В начале сражения римляне обрушили на бриттов, рвавшихся к их рядам, тысячи дротиков. Те римские солдаты, которые избавились уже от дротиков, плотными фалангами разбивали вторую волну бриттского наступления. После этого фаланги были построены клиньями, которые с фронта ударили по бриттам. Не выдержав натиска, бритты побежали, однако путь к отступлению был закрыт обозом с их семьями. Там, у обозов, римляне настигли противника и устроили беспощадную резню[7].

Тацит пишет, что увидев поражение, Боудикка приняла яд чёрного болиголова. Согласно Кассию, она заболела после поражения и вскоре умерла. По обоим источниками, похороны её были богатыми.»
Subscribe

  • Arina Rodionovna сказки

    Длиннююющий лонгрид о том, как неприятно лежать в реанимации. Ну, и раздвоенный посыл: прививаться надо, чтобы других не заражать. А поскольку…

  • Компьютеризация и

    Компьютеризация и яровизация Малограмотным соседям приспичило пообщаться с родственниками по Skype. На помощь призвали многомудрого меня. Заранее.…

  • Творец - слава - деньги

    (Товар-Деньги-Товар) Читал как-то, что Достоевский чуть ли не до старости мечтал иметь на руках "лишние" тысячу рублей. Знатоки считают, что этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments