belkafoto (belkafoto) wrote,
belkafoto
belkafoto

Собрать все книги бы

Собрать все книги бы (с)

Удивился, не найдя плодовитого автора в Вике.

«Англичанин Джефф Николсон родился в Шеффилде, закончил Кембридж. Он автор тринадцати романов, в том числе и "Кровоточащего Лондона", номинированного на престижную литературную премию Уитбреда. Его книги переведены на французский, немецкий, японский, итальянский, испанский и польский языки. По роману "Бедлам в огне" студия New Line Cinema планирует снять фильм.»

Николсон Джефф «Бедлам в огне»

Цитаты:
"Букинистический бизнес – не та область, где выпускник университета способен разбогатеть. Я знал об этом с самого начала, но такое обстоятельство не очень меня угнетало. Стоимость иной книги превышала мой годовой заработок, но я воспринимал это как данность, с которой вполне мог мириться. Но все равно, когда в нашу галерею заскакивал какой-нибудь богатый покупатель, обычно американец, обычно слишком толстый и слишком разодетый, и без колебаний тратил четырехзначную сумму – легче, чем я раскошеливаюсь на батончик “Марса”, – должен признаться, меня окатывало возмущение.

Однако возмущение мое не обращалось на кого-то конкретно. Отчасти меня возмущало богатство американца. И определенно меня возмущал мой работодатель – тем, что так мало мне платит. Как следствие, меня возмущал мир в целом – за то, что в нем все так дорого. А еще я был недоволен собой из-за того, что не обладаю навыками, которые можно было бы выгодно продать на рынке. А может, дело вовсе не в навыках. Я догадывался, что множество людей делают успешную карьеру, не обладая никакими навыками. Что же в них такого, чего нет во мне? Какими секретами им удалось овладеть? Я не любил себя за слабость, за неумение проникнуть в мир успеха, процветания и денег."
..................................
"Кроме всего прочего, я еще просто запутался. Я получил, как считалось, элитарное английское образование – достаточно элитарное, чтобы миллионы моих соотечественников меня за это ненавидели, считали снобом, который взирает на всех сверху вниз. Предполагалось, что образование открывает передо мной все двери, дает пропуск в мир развращенной богемы. Так почему же я оказался всего лишь продавцом в шикарном магазине? И почему я живу в нищете, в жалкой комнатенке в районе Шепардс-Буш, а не в роскошной квартире где-нибудь в Челси, где я поселился в своих мечтах?

Еще один живучий миф о Кембридже, для которого, как я обнаружил, нет ни малейших оснований, заключался в том, что в университете заводишь друзей на всю жизнь. После выпуска я почти ни с кем не виделся. В некоторых случаях для этого имелись веские причины: приятели женились, уезжали работать за границу и так далее, но даже те, кто поселился в Лондоне, старались не вступать со мной в контакт. Да, конечно, я получил несколько приглашений на вечеринки, иногда меня звали взамен отказавшихся, изредка я ходил с кем-нибудь выпить пива или съесть пиццу, но все это мало походило на ту золотую светскую жизнь, о какой я грезил. Похоже, истина заключалась в том, что друзей у меня больше нет, а может, и в том, что их никогда не было."

..................................
"Зато у меня имелась какая-никакая подружка. Звали ее Никола Кэмбпелл, и я немного общался с ней еще в университете. Мы пересекались на лекциях и в буфете, и я считал ее скорее хорошей знакомой, чем другом. У Николы был тот чистый, опрятный и здоровый вид, который многие находят очень привлекательным и даже сексуальным. Теоретически я мог представить себе, что так оно и есть, но никакого отклика в моей душе это не вызывало. В университете Никола мне особенно не нравилась, мне никогда не приходила мысль приударить за ней, но в Лондоне все стало иначе. Как-то в воскресенье я столкнулся с ней в кинотеатре. Оба пришли туда в одиночку. Есть что-то особенно гнетущее в этих воскресных одиноких походах в кино. Возможно, каждый из нас решил, что другой испытывает более глубокое одиночество и отчаяние, чем на самом деле. В кинотеатре мы сели рядом, а после сеанса пошли выпить, а потом еще несколько раз ходили в кино, потом как-то раз переспали, потом переспали еще пару раз, а затем, прежде чем успели что-либо сообразить, оказалось, что мы встречаемся, пусть и без особого энтузиазма и взаимных обязательств."
.................................
"Главное, чем мне запомнилась тогдашняя Никола, – почти полное отсутствие у нее собственного запаха. Иногда от нее пахло мылом, время от времени чувствовался намек на дорогие духи, но она никогда не пахла собой. От нее никогда не пахло потом, сексом, чесноком или чем-нибудь столь же крепким. Ее дыхание, ее волосы, ее тело не имели никакого запаха."

((Почти по Монтеню...))
.........................................
"Понятное дело, я не знал, как Рут выглядит, но едва вышел за барьер брайтонского вокзала, как услышал сзади бойкий женский голос:

– Я вижу, фотография вовсе не льстила автору. Живьем ты полный очаровашка.

После чего меня шлепнули по заду.

Я обернулся и увидел перед собой женщину вполне определенного возраста – скажем, лет пятидесяти; некогда она, наверное, была очаровательной, в богемном смысле этого слова. У нее были белокурые волосы – наверняка крашеные, губы и веки покрывал изрядный слой темной косметики, а глубокий вырез выставлял напоказ ложбинку между грудями. Женщина курила тонкую сигару.

Я еще пребывал в том возрасте, когда люди не представляют, что после сорока возможна сексуальная жизнь, не говоря уж о сексуальной привлекательности, но, оглядываясь назад, я понимаю теперь, что Рут Харрис была привлекательной и миловидной женщиной и многие мужчины с превеликой радостью получили бы от нее шлепок по заду. Но тогда я немного испугался."
..............................
"Непосвященного (а трудно найти человека более непосвященного, чем я, который только-только прибыл в клинику Линсейда) можно простить за незнание разницы между копрофилией, копролалиеи и копрофемией; поэтому позвольте внести ясность.

Копрофилия – буквально “любовь к экскрементам”; и я не знаю, что сказать об этом, кроме как: отвратительное извращение, с которым я не хочу иметь ничего общего.

Остальные два понятия гораздо интереснее и имеют больше отношения к делу.

Копролалия – дословно “фекальная речь”, состояние, немного похожее на синдром Туретта, когда больной не может удержаться от непристойностей, где бы он ни находился: в супермаркете, на исповеди, на концерте Брамса. В некоторых учебниках говорится, что такой человек играет со словами так же, как копрофил играет с фекалиями, так что и это не самая приятная и совсем не сексуальная штука.

А вот копрофемия может в определенных обстоятельствах быть и тем и другим.

Копрофемия заключается в использовании непристойностей как составной части сексуальной игры. В своем крайнем проявлении это – пагубное извращение, когда непристойные слова становятся важнее, нежели сам секс, но в менее выраженной форме – довольно безвредная причуда, усиливающая сексуальное удовольствие."
.......................................
" Я предпочитаю без света.

В других обстоятельствах подобные слова, наверное, слегка разочаровали бы, но я был так доволен, что она все-таки пришла, так удивился и обрадовался, что у меня и в мыслях не было возражать. Она села на кровать, и я протянул к ней руку. Мои пальцы коснулись груди. Одежды на Алисии не было. Тело было теплым и гладким, я чувствовал, как ритмично пульсирует кровь под кожей. Ладонь моя скользнула по талии, к бедру. Алисия была совершенно голая.

– Ну, хочешь трахнуть меня? – спросила она.

В каком-то смысле это была самая неожиданная фраза, которую я слышал от нее.

– Н-ну… Конечно, – ответил я.

Она выдохнула. Тихий такой, одобрительный звук.

– И ты будешь целовать мне груди, чтобы встали соски, потом займешься моей щелкой, станешь покусывать, прижмешься к ней губами, уткнешься носом, будешь лизать мне клитор, пока у меня там все не намокнет и не начнет капать, и тогда ты возьмешь свою толстую елду и воткнешь ее мне сначала в рот, а затем в мою дырку? И ты будешь долбить меня, пока я не закричу, пока не заору, пока не вопьюсь ногтями тебе в спину, и тогда ты накачаешь меня горячей, густой спермой?

Мне впервые предлагали заняться сексом в таких выражениях, но ведь до сих пор я и не имел отношений с любительницей копрофемии – я и слова-то такого не знал.

– Ну, раз ты так говоришь… – пробормотал я."
..............................
«Небольшая предыстория.
Однажды мы переписывались с девушкой по имени Medulla и я имела неосторожность пожаловаться, что, мол, в России достать многие книги легче, вон распродажи всякие, отдают за бесценок романы, которые я уже все каблуки побивала искать. Но что этот бессовестный человек отвечает: без проблем, я тебе куплю, вышлю, а ты мне потом деньги переведёшь. Ну что ж, отлично. Книги пришли по почте, я уже намылилась бежать в ближайший банк… как вдруг оказалось, что эта бесстыдная девушка меня нагло обманывала с самого начала. Medulla и не думала брать с меня деньги! Она, видите ли, решила сделать подарок! Представляете, какой ужас? Вот и я глубоко возмущён.

А книга, собственно, начинается с того, что молодой парень приезжает в сумасшедший дом преподавать литературную композицию…
Вернее, не так. Начинается с того, что встретились два старых университетских знакомых, один из которых написал книгу и попросил второго одолжить свою фотографию, дабы поместить её на обложке. Потому как сам автор похож на гоблина, а его приятель – настоящий очаровашка.
Нет, снова не то. Всё началось с вечеринки, которую устраивал один из преподавателей, где эти двое познакомились, а кульминация вечера заключалась в коллективном сжигании книг.

Короче, с чего бы всё не началось, дальше мы имеем искрометную, завораживающую историю молодого человека в дурдоме. Вот как вы себе представляете «желтый дом» в самом весёлом виде? Здесь всё это есть. Паноптикум из десяти разнообразных, очень странных и дружелюбных психов: хиппушка, любящая периодически потанцевать голой; красивый безумный эстет по фамилии Байрон; вечно пьяный алкоголик; спортивная фанатка; лысый и очень внушительный гопник; всё время молчаливая индийская девушка, которая может сделать на досуге такой же молчаливый минет… Конечно же, есть и припаянный доктор, приводящий в жизнь свою новую, экстравагантную методику, и есть его помощница – строгая дамочка, страдающая копрофемией (и даже не спрашивайте меня, что это).

Главный герой же находится в жутко угнетённом положении. Он вынужден читать сотни листов, исписанных психами, а это далеко не шедевры мировой классики, не имеет права выходить за территорию клиники, и никто его не считает за человека, включая тех же психов.

По задумке книга очень напоминает «Дом сна» Джонатана Коу, но она гораздо драйвовей, ярче и динамичней. Мы можем говорить здесь о чёрном юморе, но автор ни в коей мере не превращает повествование в балаган. Ведь, чем ближе к финалу, тем события принимают всё более угрожающий оборот, а заканчиваются и вовсе трагедией. Скорее, это просто здоровое, ироничное отношение главного героя к происходящим несчастьям, которое очень импонирует. Когда на него сваливается очередное несчастье, он не ноет и не пережевывает думы о своей горькой судьбинушке. Он говорит себе: «Какой же я невезучий придурок! Надо что-то придумать».

Меня так и подмывает рассказать о некоторых сюжетных перипетиях, очень уж они необычны и неожиданны, но я себя сдержу. Скажу только, что это всё очень-очень весело, легко и в то же время умно, и написано прекрасным языком.

Мне даже жаль, что в наше время обозначение «развлекательная литература» приобрело стойкий оттенок донцовщины и ширпотреба. Потому что такая книга, как эта, не грузит читателя, а действительно развлекает, увлекает, даёт пищу для ума и хорошее настроение. Но не оставляет после себя пустоты. И вот такая развлекательная литература как раз нужна.»
Subscribe

  • Дикая собака

    Дикая собака пальцы сосущая ((Дневник юной девы слегка удивил километражем (20 км по горкам). А песик, пальчики облизывающий - это к херру Фрейду,…

  • под мелкоскопом

    Гений под мелкоскопом ((С любезной подачи klausnick , ознакомился с мнением психиатров. Диагноз: "Псих ненормальный".)) ................ "Изучая…

  • Туристки (2)

    01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments