belkafoto (belkafoto) wrote,
belkafoto
belkafoto

Re: Психологические корни эротического искусства, часть 2

Много букв.

Виден ли за деревьями лес?


Originally posted by his_v at Психологические корни эротического искусства, часть 2
Начало: http://his-v.livejournal.com/7311.html

Помпеи
Фреска. Помпи

Новое развитие эротическая проблематика получила в кинематографе. Предельная приближенность языка кино к образам реальной жизни определила его поистине безграничные возможности в воссоздании тончайших нюансов психологии и эмоциональности. Наряду с литературой искусству кино принадлежит собственная инициатива в раскрытии многих новых аспектов эротического поведения, в глубоком проникновении в парадоксы внутреннего мира человека XX в.


Конечно, массовая популярность нередко диктовала кино коммерческие установки – тогда эротические сюжеты использовались как приманка для "оживления" лент самого разного жанра: детективов, мелодрам, комедий и прочего.

Вместе с тем существует целый ряд художников кино, для которых эротическая тематика далеко не случайна. В тайне влечения, его внезапности и непреложности эти художники слышат глубинный голос природы, врывающийся в человеческую жизнь и часто все перестраивающий в ней. Для Антониони, по его словам, сам характер влечения, разнообразие его повседневных проявлений высвечивают саму личность, обнажают все детское и непосредственное в ней, причудливо сопрягают инстинктивно-свободные и "усвоенные" черты характера [13].

Далеко не иллюстративный интерес проявлял к этой сфере и П. Пазолини. Эротическая проблематика, выступающая стержнем большинства его фильмов, не является самодовлеющей. Чувственное изобилие таких фильмов, как "Цветок тысячи и одной ночи", "Декамерон",- это гимн играющей молодости, наивности, просветленности, выплескивающейся искренне и естественно. Бесспорное достоинство этих произведений – захватывающий пафос человечности и гуманизма, на основе которого стирается граница между национальным и общечеловеческим, этнографически преходящим и вечным. Преподнесенный автором образ наготы как прекрасного и естественного дара теснит внешние критерии дозволенного и недозволенного. Ибо оказывается, что дело здесь не в степени обнажения натуры, а в характере выражаемого посредством этого смысла. Можно и без наготы жестом, сотовом, приемом киномонтажа хлестко и грубо оскорбить, унизить общественную мораль. А можно иметь дело только с обнаженной натурой и оставаться целомудренным.

Вообще говоря, любые формы сексуальности в искусстве художественно оправданы в той мере, в какой они способны нести в себе особый смыслообразующий фермент, необходимый для полноценного восприятия всего произведения, его ситуаций, характеров, конфликтов. У того же П. Пазолини сфера сексуальности приобретает страшный, патологический образ, когда автор обличает животное лицо нацистской агонии ("Сал, или 120 дней Содома").

В какой мере общение полов стало истинно человеческим общением – характеризует не только самих людей, но и условия их жизни, состояние общественной психологии. В культивируемых формах эротического, как в капле воды, способны отразиться весь человек, все общество. Краски, которые здесь находит художник, иной раз говорят нам об общем духовном климате гораздо больше, чем приемы "прямой речи".

Наиболее распространенный аргумент тех. кто по сей день, несмотря на тысячелетнюю практику мирового искусства, ханжески протестует против внимания художника к интимной сфере человеческого бытия, состоит в том, что кто-то может "неверно истолковать", "вырвать из контекста" и т. д. Отдавая отчет в реально существующем разрыве между уровнями культуры, образования и воспитания, тем не менее было бы немыслимым пытаться создавать произведения искусства отдельна для "подготовленной" и "неподготовленной" публики. Процесс художественного восприятия всегда может быть только индивидуальным. И то, что черпает человек в произведении искусства, характеризует его как личность, его жизненный опыт, культурный уровень. Поэтому любое произведение искусства может дать каждому человеку ровно столько, сколько он способен от него взять.

Можно предположить, что восприятие сложного, многопланового произведения будет не по плечу подростку, который пока не приобрел никакого иного опыта, кроме сексуального. Пробиваюшийся инстинкт гипертрофирует соответствующую потребность и нередко побуждает использовать даже неадекватный объект для реализации довлеющего интереса. Происходит серьезное смешение: подросток относится к эротическому как к сексуальному, что. как мы видели, далеко не одно и то же: эстетическое переживание замешается физиологическим. Этот феномен хорошо известен специалистам [12]. В результате такого варварского восприятия произведение прочитывается в несвойственном ему ключе, тонкие структуры художественного образа рушатся и оборачиваются своей противоположностью.

К настоящему времени в прессе итожился целый спектр реакций на появление эротических тем в спектаклях, кинофильмах, на выставках, в художественной литературе – от доброжелательного любопытства до открытой неприязни. В самом деле, много или мало внимания к интимной сфере проявляют в литературе В. Нарбикова, Л. Петрушевская. С. Четвериков, В. Сорокин, в кинематографе – Р. Балаян, Е. Герасимов, В. Рыбарев, А. Сокуров и другие? Что это – неожиданная прихоть самоутверждающихся художников или способ разведки нового знания о человеке?

Как мы стремились показать, художественно-эротическое никогда не выполняло одной, раз навсегда установленной Функции, а являлось разными гранями. От простого любования человеческим телом художник переходил к анализу интимной сферы как важнейшей психологической составляющей поведения, затем снова шел дальше, раскрывая значение инстинктивного и бессознательного в ложных зигзагах человеческой судьбы. С усложнением задач одна художественная оптика сменялась другой, не оставляя после себя никакой вечной нормы. Поэтому и оценка намерений современных авторов возможна лишь в каждом конкретном случае. Общий критерий заключен в ответе на вопрос: участвуют ли эротические мотивы произведения в формировании многосоставного жизненного смысла, способствуют ли расширению представлений о психологическом мире человека. работают ли на целостный авторский образ?

Опыт мирового эротического искусства свидетельствует: в попытке быть всеохватным, "раздраматизировать" запретное, незаслуженно отвергнутое оно немало сделайте для отстаивания индивидуальности, всеми своими поисками убеждая. что прогресс состоит не в том, чтобы всем маршировать в одном направлении. а в том, чтобы исходить все поле возможностей, составляющих человеческое "я".

Взгляд на историю эротического искусства под углом психологического анализа позволяет не только воссоздать своеобразие исторических модусов психической жизни человека, но и помогает нащупать важнейшие вехи в эволюции его внутреннего мира. Материал, который представляет в этом отношении художественное творчество,- неоценимый источник для соответствующих исследований в психологии и этнографии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бальзак О. Об искусстве. М.-Л., 1941 С. 286
Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория М., 1961. С. 191.
Bacuлев К. Любовь М., 1982. С. 248.
Днепров В Д. Идеи времени и формы времени. Л., 1980. С. 231.
Kон И. С. Введение в сексологию. М., 1988. С. 141-142.
Манн Т. Собр. соч. в 10-ти томах. Т. 9. С. 215.
Монтень М. Опыты М.-Л.: Наука. 1960. Кн. 2. С. 84.
Новополин Г. С. Порнографическим элемент в русской литературе. СПб., 1908.
Розанов В. В. Люди лунного света. СПб., 1911. С. 34.
Судьба искусства и культуры в западноевропейской мысли XX в. М., 1980. Вып. 2. С. 214.
Хейзинга И. Осень средневековья. М., 1988. С. 123.
Шпрангер Э. Эротика и сексуальность в юношеском возрасте // Педология юности. М., 1931.
Antoniony M. Eroticism – the diesease of our age // Film & Filming. 1961.
Baynes K. Art in society. L., 1975. P 115.
Cobanne P. Plychologic de l'art erotique P. 9. 16. Eros in antiquity. N.Y. 1978. P 9.
Eros in antiquity. N.Y. 1978. P 10. Grant M. Erotic art in Pompeii. N.Y. 1982. P 66-70.
Melville R. Erotic art of the West. N.Y., 1973.
Sex and Erotica // Encyclopedia of World art.. L., 1966. V. XII. P. 888.
Sorokin P. Sane sex order. Bombay,1961; Marcuse G. Eros and civilization. L., 1956.
Tannahill R. Sex in History. N. Y., 1980. P. 4.
Walters M. The nude male. A new perspective. L., 1978.
Webb P. The Erotic Arts. L., 1976. P. 136.
Wortman R. Emages of rule and problems gender in the up-bringing of Paul I and Alexander I // Imperial Russia 1700-1917. North Illinois university press, 1988.

Опубликовано: http://www.psychology.ru/library/00030.shtml 

Tags: arte, erotica, многобукв
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments